Дмитрий Хворостовский. Оперный певец. Баритон Дмитрий Хворостовский. Неофициальный сайт Дмитрий Хворостовский. Музыка. MP3. Видео. Дмитрий Хворостовский. Оперный певец. Баритон
Новости

Не говори что сердцу больно...

Не говори что сердцу больно - очень редкий романс в репертуаре Хворостовского. Мы, то есть, сайт, имеем по крайней мере одну запись этой композиции. Париж, ноябрь 2016 год. Он уже глубоко болен, кажется поёт как в последний раз. От усталости какой-то вселенской, от безысходности, уже от не жажды жизни, которая всегда бежала с ним рядом словно верный пёс, а от тяжести её, немыслимой тяжести этой самой жизни, которой суждено было продлиться всего только год. Париж всегда оставлял в моей душе какую-то прореху, незаполненную ячейку, чего-то мне не хватало, какая-то грусть таилась в этих кадрах, сожаление, безвозвратность, что-ли. Позднее прояснилось, мне не хватало твоей съёмки, Оля, настроения, чуткости, внимания, понимания, влюблённости, сопереживания, страдания...и наверное сострадания. Это как с собаками. Ты либо их любишь и ощущаешь, позволяя им отражаться в себе как в зеркале, либо, увы, нет. Тут не обманешь. Никого. До сих пор стою на том, что именно ты должна была лететь в Париж и жалею ужасно, что ты не полетела. Сколько бы всего мы смогли увидеть, услышать, почувствовать...

  ...Кругом было странное замешательство. Сквозь поясницу еще вращавшегося палача начали просвечивать перила. Скрюченный на ступеньке, блевал бледный библиотекарь. Зрители были совсем, совсем прозрачны, и уже никуда не годились, и все подавались куда-то, шарахаясь, - только задние нарисованные ряды оставались на месте. Цинциннат медленно спустился с помоста и пошел по зыбкому сору. Его догнал во много раз уменьшившийся Роман, он же Родриг:

- Что вы делаете! - хрипел он, прыгая.

- Нельзя, нельзя! Это нечестно по отношению к нему, ко всем... Вернитесь, ложитесь, - ведь вы лежали, все было готово, все было кончено! Цинциннат его отстранил, и тот, уныло крикнув, отбежал, уже думая только о собственном спасении. Мало что оставалось от площади. Помост давно рухнул в облаке красноватой пыли. Последней промчалась в черной шали женщина, неся на руках маленького палача, как личинку. Свалившиеся деревья лежали плашмя, без всякого рельефа, а еще оставшиеся стоять, тоже плоские, с боковой тенью по стволу для иллюзии круглоты, едва держались ветвями за рвущиеся сетки неба. Все расползалось. Все падало. Винтовой вихрь забирал и крутил пыль, тряпки, крашенные щепки, мелкие обломки позлащенного гипса, картонные кирпичи, афиши; летела сухая мгла; и Цинциннат пошел среди пыли и падших вещей, и трепетавших полотен, направляясь в ту сторону, где, судя по голосам, стояли существа, подобные ему.

Приглашение на казнь. Набоков


 



Из мира музыки

Интерактивный глобус
Галерея
Для Firefox, Chrome

Ссылки


 
новости, афиша | биография | музыка | видео | публикации | фото | форум | тексты, ноты

Администрация сайта admin@hvorostovsky.su
Техническая поддержка support@hvorostovsky.su

Разработка и дизайн © Alrau@list.ru 2004-2010
В оформлении сайта использованы фотографии Павла Антонова

Rambler's Top100 Яндекс цитирования